Телефоны для связи:
(3652) 258-168

У Вас двойка!

    

        

     Корреспондент «Комсомолки» села за парту в школе, где детей учат по советским учебникам. В Симферополе работает особенная школа.  МБОУ «СОШ №7 им. А.В. Мокроусова с углубленным изучением английского языка» обучает  младших школьников  в рамках инновационной деятельности по образовательной системе «Русская классическая школа». Мальчики и девочки учатся раздельно, пишут пером и чернилами. Методика оказалась настолько действенной, что школа единственная в РФ получила статус федеральной инновационной площадки.

     «Комсомолка» решила проверить, что же это за чудо-образование, и… усадила журналистку за парту на целый учебный день.

       У Вас двойка!

      Пробую свои силы в чистописании вместе с 1-А. Это класс мальчиков. В каждой параллели здесь есть по классу раздельного обучения и смешанный. Учителя объясняют, что мальчишки и девчонки требуют разного подхода в образовании. С будущими защитниками и добытчиками педагоги построже, акцент - на логику. А представительницам прекрасного пола стараются объяснять образно.

    -В раздельных классах меньше проблем с поведением, - говорят педагоги. – В обычных школах мальчиков постоянно ругают за поведение и противопоставляют девочкам: «Витенька, сядь, посмотри, как Машенька хорошо себя ведет!». Это вызывает конфликты. В раздельных классах такого нет, девочек за косички не дергают.

    Юные джентльмены, которым предстоит на 45 минут стать моими одноклассниками, сидят в рубашках и безрукавках. На взрослую тетю смотрят с интересом. 

   -А вы что, с нами будете писать? – интересуются мальчишки.

   -Да, - киваю и достаю свои прописи.

     На партах - учебники XIX века, «Родное слово» Ушинского! Здешние преподаватели уверены, что ничего лучше для изучения письма и литературного чтения в начальной школе еще не придумали. Крупные буквы, чуть желтоватая бумага – так зрение меньше напрягается. На иллюстрации поскупились, думаю я, листая книгу. После урока мне объяснят, что так задумано: обилие картинок отвлекает ребятишек от учебы. 

      Разминка, мне вручают тоненький грифельный карандаш. Начинаю выводить орнамент, как - хрусь! Грифель ломается.

    -Первые полгода первоклашки пишут таким карандашом, чтобы приучиться не давить на него, - поясняет мне позднее завуч Галина Павловна. 

    Ладно, уговорили, не давлю.

        Классная работа

     Теперь беру пропись в косую линию и перо. Не гусиное, конечно, металлическое, которое постоянно нужно обмакивать в чернила. 

     -Отступите  19 ячеек вправо, пишите «Классная работа», - подсказывает мне Леша, сосед по парте.

     Уф, выдыхаю и обмакиваю перо в чернила. А вдруг клякса? Только не это! Беру совсем чуть-чуть чернил, и… буква получается какая-то хилая, полупрозрачная. Маловато будет. Провожу второй раз - получилась болезненная «К», как будто у меня двоится в глазах.  

     Вывела с трудом пару слов - и схлопотала несколько замечаний. 

    -Вы неправильно берете перо! Ручка направлена непишущим концом в плечо, - разъясняет мне строгий педагог.  - И держите вы его неправильно, надо тремя пальцами, а не четырьмя! Почему вы кладете перо на безымянный?

      Первоклассник Леша сразу же демонстрирует, как надо. Стыдно и досадно, но мне пока не по силам.

    Перекладина-волна

- И-и-и раз! И-и-и два! Отступили ячейку, поставили точку. И-и-и раз!.. - выводим петельки в прописи.

     Кое-как справляюсь, хотя у соседа по парте явно выходит лучше. 

     На голове у мальчишки в соседнем ряду восседает странный колобок - глазастый, лохматый, но милый. Оказывается, с его помощью учат сидеть ровно: нельзя уронить колобка, он друг человека! От этих мыслей меня отвлекает учительница:

    -Из каких элементов состоит заглавная буква «ю»? 

     Боже мой, у буквы есть элементы?! Мне 26, магистерский диплом филфака, впервые слышу… А вот юный Ярослав тянет руку и перечисляет их все:

    -Волна, тросточка, перекладинка-волна и овал.

     Что?..

     -Отступили две ячейки… Волна, тросточка, перекладина-волна, овал… - проговаривает учительница. - Вниз - нажим. Вверх - волосяная.

     Оказывается, волосяная линия - это о-о-очень тоненькая. А еще я узнала, что у овала есть направление - влево! Столько новых знаний - всего за пять минут урока.

    -Зачем вообще в XXI веке учиться писать пером? – спрашиваю потом у педагогов.

    -Свойства этого пера необычайны. Они кроются в его устройстве и способны без участия педагога решать многие задачи. Т. к. оно открыто и опускается в чернила, ребёнок волей-неволей берет ручку на нужном расстоянии от конца. Легко раздваивающиеся усики пера заставляют руку принять верное положение, при котором оба усика будут касаться бумаги, иначе чернила не вытекут из ручки. Прорезь между усиками и выгнутая поверхность пера указывают правильное положение ручки. 

      Возможность расслабиться руке дает и острие пера. Усилия тратятся лишь при движении кисти вниз и ослабевают при движении вверх, иначе перо просто порвет бумагу. Благодаря этому свойству буквы сочетают в себе «нажимные» и «волосяные», то есть толстые и тонкие линии. Красота достигается естественным образом. Объема чернил в перышке хватает на несколько букв. Обмакивание тоже придает передышку руке.

     При письме шариковыми ручками обучение идет не естественными, а дисциплинарными методами. Шарик этих ручек не дает варьирования толстых и тонких линий, придающих буквам изящество и красоту. А красота – это один из важнейших стимулов работы детей, действующий безотказно, побуждающий их учиться с интересом, удовольствием.

   Ушки на макушке

    В углу класса стоит конторка - столик для письма стоя, давно забытое приспособление. Учителя разрешают детям в любой момент урока поменять парту на конторку, это позволяет размять мышцы, и ребятишки меньше устают.

    Конторка взрослую тетю Настю не жалует. Сначала спотыкаюсь об ножку странной формы, а потом предмет мебели жалобно скрипит, когда я опираюсь о столешницу. Спина расслабляется, зато напрягаются мозги: Боже мой, как я так буду заниматься? Устану же быстро!

     Стоять на удивление легко, опасения напрасны. А еще я сразу - вся внимание! Ушки на макушке! Подтянулась, сконцентрировалась. Чудо-эффект конторки: когда попу отрываешь от стула, организм сразу готов ринуться в бой. 

    Правда, на почерке моем это никак не отражается.

    -Неправильно вы все написали, - после урока завуч Галина Павловна Павлюкова разбирает мои неумелые каракули. - Вот здесь - не довели. Тут - петелька лишняя. Написание овала надо начать с опорной точки. Обводим линии и срезаем уголки.

     В общем, двойка мне по чистописанию. Эх.


   Уложили на обе лопатки

    Следующий урок - устный счет во втором классе. Примеры диктуют на слух.

    -40 разделить на 5, умножить на 3, разделить на 6, прибавить 36, отнять 16. Сколько это будет? Вика? Егор? Эмилия? Коля?..

    Дети по очереди бодро выдают ответ.  А я - нет, потому что к концу примера уже забыла, с чего он начинался, и ничего не успела ни разделить, ни умножить. Та-а-ак, соберись, человек с высшим образованием! Тут же второклашки! 

   -56 разделить на 7, умножить на 5, отнять 16, разделить на 6, умножить на 8. Сколько?

56 на 7… Кажется, 8. Наверное. Похоже, кто-то взрослый тут забыл таблицу умножения. Пятью восемь - 40… на что там делить? Или отнимать? Дети, вы что, уже посчитали?!

Из пяти примеров я не справилась нормально ни с одним. Опечаленная, иду в четвертый класс - и уже боюсь. Если я не решила задания для второго, то как мне быть в четвертом?

Если коротко - никак.

     Ребятишки бодро, за пару минут вычисляют, сколько же будет18х25х8. Пока я читаю пример на доске, они уже тянут руки и отвечают: «3600!». С этим примером быстро справились 10-летние Вика, Сережа, Дилявер… а вот взрослая Настенька думает, что неплохо бы достать калькулятор. 

     -8 делим на 2, получаем 4. 25 умножаем на 4 и еще 25 на 4 - получаем 100. 100 плюс 100 равно 200, 200 умножить на 18 – 360. И добавляем два нуля, - скороговоркой объясняют школьники. 

              Нет слов. Они уложили меня на обе лопатки.

     Складывают без слагаемого

Как малыши умудряются так хорошо считать в уме? Арифметику они изучают по советским учебникам (авторы - А.С Пчелко и Г.Б. Поляк), в последний раз его переиздавали при Сталине в 40-е годы. Из книг убрали вождей и пятилетки, выпустили методические пособия. К слову, все учебники изданы за счет меценатов, ни школа, ни родители за них не платят.

      -У нас именно арифметика, а не математика, - подчеркивает директор СОШ №7 Елена ХавченкоГлавная задача обучения предмету - выучить с детьми числа и научить считать. По учебникам А.С. Пчелко сознание детей не загружают терминами «слагаемое», «множитель». В РКШ с ними  знакомят младших школьников позже, как бы «навешивая» их на уже сформированные навыки. 

      Сложение и вычитание с переходом через десяток малыши по Русской классической школе усваивают с помощью наглядного материала, используя цветные палочки и деревянные бруски.  А с образованием чисел второго десятка  знакомятся с помощью особых кубиков «дцать». Берем десяток - «дцать», кладем на него еще один кубик - и выходит в прямом смысле «один на дцать». Одиннадцать! Кубический метр изучают, исследуя реальный объемный куб, внутрь которого можно залезать. 

   -Ребятам интересно, их руки постоянно заняты, поэтому  материал усваивается лучше, - говорит завуч Галина Павлюкова.

   В программе – церковнославянский

-Программа  называется «Русская классическая школа». Не возникает никаких предубеждений у родителей? – интересуюсь.

   -У нас учатся дети разных национальностей и веры. 

                                                                                                                                                                Анастасия Жукова

Партнеры
Симферопольский Горсовет КИПУ КРИППО Минобрнауки и молодежи РК